top.mail.ru
Жажда спасения
 
Какой поучительный пример представляет самарянка! Шла она почерпнуть воды обыкновенной, но у источника простой воды обрела источник спасения. Душа ее, как видно, не совсем была поглощена заботами житейскими, почему Господь с двух-трех слов перевел ее мысли от земного к небесному и научил ее искать воду, от которой пиющий не вжаждется паки. А иже пиет от воды, юже Аз дам ему, будет в нем источник воды текущая в живот вечный (ср.: Ин. 4, 13—14). Услышав это, жена желательно воззвала: Господи, даждъ ми сию воду! (Ин. 4, 15).
Вникнем в этот урок евангельский. «Жаждай да грядет ко мне и да пиет», — приглашает Господь. Но не со всякой жаждой можно приходить ко Господу, а только с такой, какой прилично просить у Него удовлетворения. Что же приличнее просить у Спасителя, кроме спасения? Итак, возжаждав спасения, приступим ко Господу в чаянии утолить эту жажду, в простоте употребляя способы, какие угодно было Ему начертать для сего. Но жажда спасения в ком уместна? В том, кто чувствует себя со всех сторон стесненным, окруженным опасностями, обремененным бедами и лишениями. Можно сказать всякому: «Дойди до сознания, что ты в таком положении, — и потечешь ко Господу искать спасения». О! коль скоро так, то недостатка понуждений идти ко Господу не должно быть: и дивиться надобно, отчего не все устремлены уже к Нему, чтобы почерпать воду с веселием из сего источника спасения. Посмотрим, что вокруг нас и в нас? Вокруг нас ходят неверие, сомнение, равнодушие ко всему святому, которые, заходя внутрь нас, могут колебать нашу душу недоумениями и покрывать ум туманом противоположных помышлений, вносящих раздор в область мирной и ублажающей веры. Ум ищет света ведения и блажен,  когда вступает в него.  И напротив, ему свойственно томиться, когда скрывается сей свет, как и телесное око томится, надолго будучи лишаемо света ведения, и жаждущий его не может не взывать: «Господи, пошли свет Твой и истину Твою, чтоб она наставила меня». Не в таком ли ныне многие из нас положении? Если так, то идите ко Господу и не отступайте от Него: ибо Он есть Свет, и ходящий вослед Его во тьме не пребудет.
Присмотритесь поближе к тому, что внутри нас, и вы увидите там душу, связанную во всех своих движениях, подобно узнику, связанному по рукам и по ногам. Вы хотите начать какой-либо подвиг, несколько тяжелый, но саможаление не допускает до того и отнимает всю к тому силу. Вы хотите благотворить, но своекорыстие сокращает руку вашу. Вы хотите простить, но гордость оскорбленная возбуждает к отмщению. Вы хотите радоваться счастью другого, но зависть погашает эту радость. Так на всякое доброе движение как цепи какие наложены, мешающие душе действовать свободно. А душе свойственна свобода. Поэтому, находя себя так связанною, она не может не взывать с Апостолом: кто мя избавит (Рим. 7, 24), или с Пророком: изведи из темницы душу мою, исповедатися имени Твоему (Пс. 141, 8). Так, чувствуя себя связанными и желая свободы, приступим ко Господу, Который говорит: аще убо Сын вы свободит, воистинну свободни будете (Ин. 8, 36).
Что в сердце у нас? По его природе — желание покоя, мира, утешений, счастья; а на деле одна скорбь сменяется другою: то досада от неисполнения желаний, то скорбь от потери достигнутого, тут страх за себя или других,  там томление от неумеренной или обманутой надежды; вчера неудача поразила, как стрелой, ныне забота, как червь, точит, завтра неблагоприятное стечение обстоятельств грозит разбить, как параличом. Долго ли же так быть нам? Или не к кому обратиться нам? Придем же в себя и поспешим благонадежно обратиться ко Господу, Который зовет всех: приидите ко Мне вcu труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы (Мф. 11, 28).
Жаждущий света, к Нему иди! Он есть Свет, вне Его — тьма. Он просветит ум твой ведением, не внешне только, через откровение, но и внутренно, через помазание от Святого, которое учит всему, как испытал тайнозритель, и сообщает такое осязательное удостоверение в истине, что от нее отказаться так же нельзя, как отказаться от своего бытия.
Жаждущий свободы, ко Господу иди! Он разрешит узы страстей, коими связана душа, вольет силу на добро, против которой не может устоять никакая страсть, через труд доброделания так сроднит добро с душою, что она не будет чувствовать не только внешних, но даже и внутренних уз — от закона, который праведнику не лежит. Где Дух Господень, там только свобода (ср.: 2 Кор. 3, 17). Он поставляет на пространне ноги действующих (см.: Пс. 30, 9), и они действуют во всей широте добрых преднамерений, под благословляющей и действующей десницею Божиею.
Жаждущий покоя, мира и блаженства, ко Господу иди! Он есть живот, мир и покой, и единственно Он. Он изгонит из сердца все тревоги, возродив в нем другие, неземные заботы и искания; Он угасит жгучесть земных скорбей,   погасит всякий порыв  к земным утешениям. Себя даст Он вкусить — Себя, Благого и ублажающего, и тем в забвение приведет вкус ко всему другому. Ибо Он есть полнота всякого утешения. Он указывает сердцу за гробом нескончаемое блаженство, дает предвкусить его ныне и усвоить себе надеждой в будущем, чтобы восполнить чувство блаженства в Нем, не невозмутимостью только Его, но и непрерывностью. Так, ко Господу идите, зовущему вас и обещающему утолить всякую жажду. Он один напоит нас водою, от которой пьющий не возжаждет во веки.
 
Составлено по поучениям Феофана Затворника, епископа Тамбовского.