top.mail.ru
Хорошонки
До Москвы ещё пилить и пилить. Скорей бы добраться до дома, залезть бы в ванну, под холодный душ, потом в халат, не вытираясь, и заварить чайку... Мы решаем всё же повернуть в Сафоново. В последний раз. А уж оттуда в Москву - и никуда, ни шагу в сторону! У поста ГАИ сворачиваем направо, и через пять минут мы в городке. Мы здесь впервые, но знаем точно, что есть у них где-то храм. Надо бы спросить. По улице шагают девчушки-первоклашки, не старше, с мороженым, в ушах серёжки.
 
- Девочки, где тут церковь у вас?
- Какая церковь?
- Ну где вы молитесь? на Пасху ходите..
- А мы не молимся! - кричат.
- Вы что, нерусские?
- Мы ру-усские!
 
Смеются, хихикают вовсю...
 
Посмотри на них, на этих тонконожек, Господи. Помилуй их.
Церковь мы отыскали. Иконки наши вдруг пошли "на ура", да и книжек они прилично понабрали. Но без обеда нас не отпустили, напоили чаем с конфетами - такое дело. Угощала нас молоденькая девушка, лучистое создание. Всё уговаривала, радостно так:
 
- Может, вам ещё кашки?
- Да куда уж кашки, - отдуваемся мы.
- Может, вам помыться надо? С дороги?
Ещё как надо, сестрёнка, но мы уж лучше поедем.
- Давайте я вам ещё чайку налью, другого, на травах? Я сама собираю в деревне, вы попробуйте...
- Да мы уж и так засиделись.
- Ну и хорошо, ну и сидите во славу Божию!
 
Первый раз и видели друг друга, а расстаёмся как родные.
Что делает нам погоду души?!
 
После Сафоново первая деревня - Хорошонки! Есть ещё на свете девчонки-хорошонки... Всё, дуем в Москву! А кругом благодать - берёзовый рай! Холм Жидиновский, река Вязьма, мост. Карабкаемся букашкой по долгим холмам. Хмелита, грибоедовский родовой уголок. Направо - город Вязьма. Сычёвка. Осташково. Царёво-Займище, заимка царская, значит, - летняя резиденция. Саматы. Батюшково... Из одних только названий можно роман написать. Шалкино. Село Вышнево. А земля - Всевышнего! Pacпестрелись бурёнки речными камешками на выгоне. Каржень. Пошли гулять карусели! Разгулялся народец берёзовый на волюшке, куда ни глянь... То соберётся кучно, то расступится-растянется толпой, то хороводить начнёт, а то вот уж и к самой дороге набежали, глядят, ишь как разбелелись, как на празднике... А то стоят семейками отдельно, все семейки разные, по подобию нашему, человеческому, и у каждой своя судьба, своя долюшка. Ваулино. Верея. Небо тучное, напористое. Погромыхивает.
 
Отяково... (Дьячок поглядел на волостного: "Может, Очаково? А ты мне Отяково, грамотей". - "Да што я, гунявый, што ль? Отяково, так и есть". - "Таких и слов-то нету". - "Как нету, они там все - отякие вот...". - "Да ну, брешешь". - "Право слово - отякие". - "Да мне што, как хошь напишу...").
 
Рубанул дождь, накрылось серой водой Ерёмино. Шумим по лужам, машинки блестят леденцами. Весело! Кубинка забрала весь ливень себе. Дальше опять солнышко...
 
Скоро накатит Москва, а вместе с нею и наша московская, оставленная на время жизнь.