top.mail.ru
Тары-бары
У белой "Нивы" голосует человек. Тормозим.
- Какие проблемы?
- Да высох, - он поднимает пустой баллон из-под "Пепси", - думал, дотяну до заправки, а её нет и нет чего-то...
 
Мужик, что называется, с "бодуна", но держится. Дождь ему был явно "во избавление"...
- И как же ты едешь?
- А что, жвачку жую... сильно заметно, да?
- Да уж.
 
Ухмыльнулся, мотнул головой... Всё смотрит и морщится, того и гляди отмочит чего-нибудь.
- Не пейте, ребята, не надо.
 
Остряк...
 
Речка Руда. Ореховно. Тут, похоже, не только "ореховно", но и осиновно, а по осени и опятовно... Река Уща. Усть-Долыссы... Тут я - пас. Завруи. Ох, эти мне "завруи"! Авинище. Дьячок-грамотей накарябал пером - через "а". Надо думать, был здесь овин, знаменитый был, не овин - овинище! Теперь уж топором не вырубишь. Барканы... Бартоломея знаю, Барклая знаю, Барканов не знаю, виноват. Повернули на Невель... стоп... что-то нас повело... что с машиной?! Так и есть: заднее колесо испустило дух. Вот и случилось, хорошо не на скорости. В общем-то, сущий пустяк, тем более, в ста метрах от нас - что бы вы думали? Шиномонтажка! "Бодрость духа, грация и пластика...", устанавливаем домкрат. Не иначе кто-то молился о нас.
Через пять минут мой напарник покатил колесо в ремонт. Я остался на "хозяйстве" - с машиной. Прошёлся, туда-сюда, местность простая, деревенская, ничего особенного. Рядом, у забора, мужики кладут кирпичный гараж. Сидят, перекуривают... жарко, не спадает жара. Всё лето печёт, как в Африке. Неужели и правда будет зима? Скрип и пар, стеклянные морозы, задубевшие пальцы... Заглянул в кузов, товар наш совсем запылился; на обложках; на корешках - везде тонкий слой пыли. Смахнуть, что ли...
 
- Книги везёте?
 
Я обернулся. За спиной стоял мужичок, загоревший как бедуин. Во рту папироска.
- Везём.
- Церковные, что ль?
- Церковные.
- А я в церковь не верю.
- ...
- Богу верю, а церкви нет. Не то.
Я не знаю, что ему говорить... Да и желания нет.
- Хе... поп говорил: "Кому церковь не мать, тому Бог не отец". По радио, сам слышал. Всё, и не хожу больше...
Шёл бы ты кирпичи класть.
- Хороша "мать"; тут на крестинах был - поп лыка не вяжет, бормочет - не разберешь, это таинство? Вот объясни мне...
 
Ну понеслось.
- А на Пасху? Стою у стенки, в уголку, вдруг налетели, тащат, толкают куда-то: "В сторону, в сторону", - шипят, ну как же - поп с кадилом, атас! Это праздник? А к этой, которая свечками торгует - и не спроси ничего, глядит как... на Чикатилу. "Мать", он говорит... В Библии такого нет.
 
Он ещё и в Библию заглядывает. И то лучше, чем водку пить.
- Я, может, Богу не меньше ево молюсь, а он мне - "не отец", говорит.
- А Бог тебе что говорит?
- А что Бог говорит? Он ничего такого не говорит, я смотрел, я, между прочим...
- Ну здрасьте. "Дом мой есть дом молитвы", то есть храм, церковь.
- Это где?
- В Евангелии.
- Нет такого! Я смотрел.
 
Я не поленился и достал оптинское Евангелие. Нашел место от Луки.
- На, читай: "И вошёл в храм...".
 
Он прочитал. Потом осмотрел обложку, титульный лист...
- Семён, иди раствор готовь! Зачитался.
 
К нам подошёл рослый мужик, видимо, бригадир. Семён вернул мне Новый Завет и ушёл. Я видел, как он надел рукавицы и взял лопату.
- Проповедуешь? - сострил мой напарник, прикативший готовое колесо.
 
Навесить и закрепить колесо - одно удовольствие. И - "по коням", помчались дальше...
 
Итак - Невель. Да, не велик городок, "не велий", но ведь тем-то и хорош. Память старой Москвы: с бельём во двориках, с беседками и доминошниками, с тополиными скверами, с вязами и деревенскими улочками... Храму тут почёт - серединное место; вошли, а там чистят, моют, украшают. угощения нанесли... А батюшка - уx, атаман! Всё решает с ходу, как отрубит. Помимо всевозможных акафистов и пачки молитвословов, у нас ушёл тут почти весь ладан. Не знаю, про какой такой храм рассказывал мне Семён, но явно не про этот.
 
- А что, по-твоему, этот Семён тоже дорог Ему? (Это я сам с собою, всё никак не уймусь.)
- Конечно.
- И его тоже любит? И тех, других? И бригадира этого?
- Любит.
- Но как? Как?! В чём?
- ...Живут же...
- И всё? Ну, милый, так рассуждать...
- Да отвяжись ты от меня. Чего тебе надо?
- Понять, что такое любовь Божия, в чём она?